ТЕМА 12. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ В УЗБЕКИСТАНЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ.

0
607

ПЛАН

  1. Переход от командно – административной системы к рыночном отношениям и экономических реформ
  2. Условия, определяющие свой путь обновления и прогресса
  3. Поэтапный переход к рыночной экономике — стержень собственной модели экономических реформ
  4. Узбекистан — собственная модель перехода на    рыночные отношения

  1. ПЕРЕХОД ОТ КОМАНДНО – АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ К РЫНОЧНОМ ОТНОШЕНИЯМ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ

С обретением Узбекистаном государственной независимости стало возможным проводить самостоятельную социально-экономическую политику, отвечающую интересам республики и ее народа. Ликвидирована вековая изолированность Узбекистана от внешнего мира, он стал равноправным субъектом международного права, что позволяет занять достойное место в международном разделении труда.

В то же время на пути достижения подлинной экономической независимости предстоит еще преодолеть ряд объективных трудностей, разрешить целый комплекс проблем, доставшихся в наследство от тоталитарной системы в результате распада СССР. Возникли и новые проблемы, неизбежные спутники становления и утверждения молодого суверенного государства.

Совокупность проблем и особенности переходного периода обусловливают необходимость одновременно решать несколько сложнейших социально-экономических задач. Прежде всего, незамедлительное искоренение пороков тоталитарной системы, ликвидация негативных последствий командно-административных методов управления и директивного планирования, обеспечение стабилизации экономики и финансового положения.

Коренным образом предстоит перестроить отраслевую и территориальную структуру экономики, ликвидировать диспропорции, допущенные в развитии и размещении производительных сил в результате так называемой “союзной специализации”, уйти от сырьевой направленности народного хозяйства, разорвать цепи неоколониальной экономической зависимости.<D%0>

Главное — надлежит динамично и последовательно, без социальных потрясений, перейти на рыночные отношения, подвести под нарождающуюся государственность мощный экономический базис, обеспечивающий эффективное использование всего ресурсного потенциала, устойчивое развитие народного хозяйства, вывод республики в разряд экономически развитых стран с высоким жизненным стандартом.

Естественно, эти проблемы сразу, в один миг не решить. Требуется достаточно длительный период, целенаправленный и упорный труд, а главное, конкретная, действенная программа экономических реформ. Такая программа в республике имеется и последовательно внедряется на практике.

Масштабность и глубина проводимых экономических реформ всецело определяются сложностью стартового положения республики, как результат тяжелого наследия тоталитарной системы с ее неэффективным хозяйственным механизмом.

Переход к новому качественному состоянию общества невозможен без комплексного анализа экономической ситуации, сложившейся к началу реформ, выявления причин, приведших к глубокому экономическому, социальному и политическому кризису, тех пороков в системе хозяйствования, от которых надлежит решительно отказываться.

Еще в 60-е годы стали, очевидно, проявляться симптомы нарастания в экономике противоречий, неспособности действовавшего механизма хозяйствования их разрешить. Резко снизилась динамика развития экономики, возросла ее затратность, явно обозначился дефицит материальных ресурсов и инвестиций, фактически бездействовали экономические рычаги и стимулы, обозначилось серьезное отставание от западных стран в техническом развитии производства и уровне жизни населения. Призыв прогрессивных экономистов-товарников возродить рыночные отношения был проигнорирован. Экономическая реформа 1965 года, направленная на усиление отраслевого принципа управления, индустриализацию аграрного сектора, предоставление больших экономических свобод предприятиям, переход на стоимостные показатели оценки деятельности, не затрагивала глубинной сути экономических отношений и поэтому не привела к желаемому результату — оживлению экономики.

Мало результативными были и другие попытки последующего реформирования экономики в рамках консервативной административной системы, партийного руководства экономикой и ее чрезмерной идеологизации (реформы системы планирования 1979 года, хозяйственного механизма 1987 года и др.). Напротив, многие принятые за последние десятилетия программы — социальные, продовольственные, аграрные, энергетические, экологические и пр. — явно в популистских целях и не подкрепленные реальными ресурсами углубили экономические противоречия, привели к полной дисбалансированности экономики, катастрофическому росту дефицита материальных и финансовых ресурсов, увеличению внешней задолженности. Главное, была искажена система трудовой мотивации, что привело к деформации социальной психологии людей, породило иждивенческие настроения. Очевидно обозначилась неспособность действующей системы централизованного управления, ее органов, методов и способов хозяйствования придать экономике новые импульсы развития, решить острые социальные проблемы.

Не увенчались успехом и попытки вскрыть причины нарастания экономического кризиса в 80-е годы, найти пути его преодоления. Поверхностное объяснение причин падения темпов производства исчерпанием экстенсивных факторов развития привело к губительному решению — ускоренному развитию одновременно всех отраслей народного хозяйства, без выделения приоритетов, что в конечном итоге привело к распылению ограниченных средств, развалу финансовой и снабженческой системы, углубило кризис.

Сильнейшие деформации в экономике произошли в период перестроечной политики. Лишенная четкого видения причин и факторов кризиса, конкретной программы преобразований, вся экономическая политика носила эмпирический характер, состояла из авантюрных экспериментов, колебаний из стороны в сторону. Множество построенных на различных подходах проектов программ стабилизации экономики и перехода на рыночные отношения свидетельствовало об отсутствии четкой цели реформирования, а по срокам их реализации —”пятьсот дней”— об отсутствии реального осознания глубины и сложности необходимых преобразований.

В вырабатываемых в Центре программах и мерах реформирования игнорировались интересы субъектов федерации — республик. Более того, многие свои провалы Центр стремился переложить на плечи республик, понуждая их заниматься самообеспечением продовольствием, товарами народного потребления и материальными ресурсами, на фоне общего спада производства, девальвации рубля. Это привело к нарушению сложившихся хозяйственных связей, натурализации товарообменных операций, введению бартерных сделок, породило идею регионального хозрасчета и послужило толчком дезинтеграционных процессов.

В результате всех “нововведений” республики, провозгласившие в 1991 году независимость, и в частности Узбекистан, получили в наследство от бывшего Союза полностью разваленную экономическую, финансовую и ценовую систему, атрофированный механизм управления, деформированные экономические отношения.

Практически все республики были вынуждены начинать процессы реформирования и оздоровления национальных экономик в идентичных условиях:

— централизованная плановая система демонтирована, а новые рыночные регуляторы, инфраструктура рынка находятся лишь в стадии формирования;

— вся экономическая система базировалась на всеобщем огосударствлении собственности, частная собственность еще не получила своего развития;

— экономические свободы государственных предприятий были резко ограничены госзаказом, фондируемым распределением материальных ресурсов и капитальных вложений;

— структура народного хозяйства сверхмонополизирована — монополистами являются не только целые отрасли, но и отдельные предприятия;

— сохраняющаяся государственная монополия и диктат в ценовой политике, централизованная финансово-кредитная система, породившие иждивенческие настроения у отраслей и предприятий, сводят на нет все инициативы в области предпринимательства;

— экономика республик находится в затяжном прогрессирующем экономическом и структурном кризисе, приведшем к спаду производства, нарастанию гиперинфляции, трудностям приобретения сырья и сбыта собственной продукции из-за высоких цен, снижению уровня жизни населения;

— ограничены возможности выхода на мировой рынок из-за низкой конкурентной способности производимой продукции и ограниченности валютных ресурсов;

— кризис финансово-кредитной и денежной систем, характеризующийся ростом бюджетного дефицита и внешнего долга, дефицитом кредитных ресурсов, низкой инвестиционной активностью, замораживанием платежей между республиками, девальвацией рубля и национальных валют.

Для Узбекистана трудности стартового периода были вызваны, помимо общих причин, и рядом специфических.

На протяжении многих десятилетий экономика республики была частицей единого народнохозяйственного комплекса, руководимого из Центра. Многие принимаемые им решения были далеки от интересов Узбекистана. По сути дела, как и при царской власти, республика оставалась поставщиком дешевого сырья и стратегических минеральных ресурсов, прекрасным рынком сбыта готовой продукции, то есть ей отводилась роль сырьевого придатка.

Многие предприятия, расположенные на территории республики, не только находились в прямом подчинении Центра, республика ими фактически не управляла, но преимущественно занимались добычей и первичной обработкой сырья, производством полуфабрикатов, оборонной продукции, которые всецело вывозились за пределы Узбекистана. Предприятия в основной своей массе работали не на воспроизводство товаров для внутреннего республиканского рынка, а на вывоз. Нам же зачастую не позволялось даже знать, что и в каких объемах производится на территории республики, сколько вывозится, кому и по каким ценам реализуется. Все это держалось в строжайшей тайне. Эксплуатировался огромный природный потенциал республики, а доходы оседали далеко за ее пределами.

Во многих отраслях и сегодня преобладают производства с незаконченным технологическим циклом. Он обрывается на стадии первичной переработки сырья и изготовления полуфабрикатов. Технологическое оборудование, причем в ведущих отраслях, давно физически изношено, морально устарело и требует обновления. Нанесен огромный и во многом невосполнимый ущерб природным ресурсам и экологической среде республики. Чтобы в ближайшее время ликвидировать эти деформации, требуются огромные инвестиции, современная техника и технология, кадры соответствующей подготовки.

Немаловажно и то, что такая открытость экономики, с ярко выраженной ориентацией на вывоз из республики не готовой продукции, а по низким ценам сырья и полуфабрикатов, стала нормой деятельности предприятий. Более того, под таким углом формировалась и вся структура народного хозяйства, структура отраслей материального производства. В результате мы имеем во многом деформированную структуру народного хозяйства, отсталый технический уровень производства, отрицательный платежный и торговый баланс. В 1990 году отрицательное сальдо в межреспубликанском торговом обороте Узбекистана составило почти 3,7 млрд. рублей, или около 11% валового национального продукта.

Потребители нашей продукции находятся далеко за пределами Средней Азии, а наши внутренние потребности в основном удовлетворяются за счет ввозимых товаров. Имея потенциальную возможность самообеспечить себя нефтью и другими энергетическими ресурсами, республика импортировала свыше 10 млн. тонн нефти. В значительных объемах завозились черные металлы, лес и лесоматериалы, уголь, готовая продукция химической и машиностроительной промышленности. Республика вынуждена завозить не только отдельные виды сырья, топлива, оборудование и технологию, но и жизненно важные продукты питания — зерно, сахар, мясо и другие, а также широкий круг товаров народного потребления. Каждый раз при этом приходится испытывать тяжелый пресс условий, выдвигаемых поставщиками-монополистами, взвинчивающими цены, противостоять их диктату, защищая интересы республики.

Это, на наш взгляд, является прямым проявлением и остатком наследства имперской политики, которая преследовала цель поставить каждую республику, территорию в зависимость от остальных в ущерб ее комплексному развитию, не считаясь при этом ни с транспортными расходами, ни с произведенными затратами. Это только экономический аспект, не говоря уже о политике. Попытки амортизировать давление, определить пути и формы развития, свойственные республике, рассматривались как “национализм” и пресекались.

Экономические проблемы в сочетании с демографическим положением выдвигают в разряд наиболее острых решение социальных задач. В Узбекистане сложился один из самых низких уровней жизни населения. По оценкам, в 1990 году совокупные доходы на уровне ниже прожиточного минимума имело около 70% населения республики, в то время как в России и Украине — только порядка 30% жителей. Довлеющей является и проблема обеспечения занятости трудоспособного населения.

Все это говорит о том, что преодолеть тяжелые последствия тоталитарного наследия, переломить экономический кризис, придать экономике цивилизованный характер развития на рыночной основе возможно не путем преобразования отдельных сфер деятельности, а в результате осуществления широкомасштабной целостной радикальной экономической реформы. При этом процесс реформирования должен быть подкреплен сильной системой социальной поддержки и адаптации населения к новым условиям.

Экономическая реформа имеет глубокие корни и выступает составным звеном радикального обновления сложившейся в республике социально-экономической системы. Она знаменует собой переход к качественно новой модели хозяйствования, опирающейся как на глобальные мировые тенденции, так и на специфические особенности — историю и культуру региона, геополитическое положение, сложившуюся систему ценностей. 

  1. УСЛОВИЯ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ СВОЙ ПУТЬ ОБНОВЛЕНИЯ И ПРОГРЕССА

Как свидетельствует мировой опыт, обретение суверенной государственности, формирование нового экономического базиса, социальное и духовное возрождение народа всегда происходило с преодолением огромных трудностей путем целеустремленной и настойчивой деятельности. Каждая страна, добившаяся независимости, искала свой путь развития, вырабатывала свою модель построения нового общества. При этом исходными моментами были своя система ценностей и целевая ориентация, национальные традиции и исторические условия, реальная социально-экономическая и политическая среда, сложившийся уклад жизни и мировоззрение людей.

В результате современный мир предоставляет исключительную возможность для изучения и познания всего многообразия неповторимых вариантов общественного развития, становления национальных экономик, прорыва к новому качеству жизни.

Широкий спектр различных моделей развития общества и реформирования экономики обусловлен рядом факторов. Прежде всего их целевой ориентацией и принципами функционирования экономики. В течение многих десятилетий на мировой арене противоборствовали, стремились усилить свое влияние две диаметрально противоположные концепции общественного развития — «капиталистическая” и “социалистическая”. Первая базировалась на идеях классической политической экономии, абсолютизации частной собственности, свободной саморегуляции экономики с целью максимального извлечения прибыли. Вторая — проповедуя идеи марксизма, пыталась решить проблемы утверждения социальной справедливости и повышения народного благосостояния путем всеобщего огосударствления, централизованного командно-планового регулирования и распределения ресурсов. Носителями этих концепций были целые экономические системы, которые и контролировали мирохозяйственные отношения.

В этих границах и вынуждены были искать свой путь молодые развивающиеся страны, ставя перед собой более доступные цели, опираясь на различные концепции теории “альтернативного развития”. Ведущие из них:

— концепция “основных потребностей”, целевой установкой которой является гарантированное обеспечение минимального прожиточного уровня населения и решение проблем занятости;

— концепция “подходящей или соответствующей технологии”, основывающаяся на необходимости развития трудоемкой технологии, обеспечивающая занятость населения и переработку местного, прежде всего сельскохозяйственного сырья;

— концепция “коллективной опоры на собственные силы”, направленная на более полное использование имеющихся ресурсов и укрепление сотрудничества между развивающимися странами с целью ослабления их зависимости от развитых стран;

— концепция “нового международного экономического порядка”, отражающая общее стремление развивающихся стран к экономической деколонизации и ликвидации экономической отсталости, признание их как равноправных партнеров, установление отвечающих их интересам новых цен на сырье и промышленные товары, норм международной торговли, валютного курса, расширение возможностей приобретения современных технологий.

Многие известные модели развивающихся стран представляют собой эклектическое сплетение указанных концепций и теорий.

Глобальные изменения, происшедшие в мире в 80-х и начале 90-х годов, внесли существенные коррективы в современное экономическое мышление и воззрения на перспективы общественного и экономического развития. Потерпели крах идеи, как свободного экономического регулирования, так и централизованного планирования. Мировая цивилизация выработала качественно новую модель общественного развития, в основе которой находится регулируемая рыночная экономика. Это вызвало мощный поток экономического реформирования, в который были вовлечены многие страны — развивающиеся и развитые, капиталистические и социалистические, демократические и авторитарные.

По исходным условиям перехода к регулируемой рыночной экономике можно выделить три принципиально различающихся подхода, обусловливающих и специфику самих реформ. Первый — это углубление и развитие рыночных отношений, формирование смешанной экономики в развитых странах, прошедших путь длительного эволюционного развития. Второй — это трансформация традиционной экономики развивающихся стран, с чертами примитивно рыночных и патриархально-феодальных отношений, в цивилизованно рыночную. Третий — это беспрецедентный переход постсоциалистических стран от тоталитарного режима, командно-административного управления и централизованного директивного планирования к рыночным отношениям, демократическому обществу. Существует и попытка совместить идеи социализма с созданием эффективной рыночной экономики, выраженная в китайской модели социалистической рыночной экономики.

Переход к рыночной экономике, как показывает мировой опыт, может осуществляться форсированным способом или эволюционным путем. В первом случае это требует проведения радикальных реформ, полной ломки прежней системы и сложившихся экономических отношений. Это так называемый “шоковый вариант”. Создать эффективную рыночную экономику можно и безболезненно, постепенно трансформируя старые экономические отношения в новые рыночные. Как свидетельствует практика реформ, эволюционный путь сопряжен с меньшими социальными потрясениями, более последователен и необратим.

Различны не только пути перехода, но и сами модели регулируемой рыночной экономики. Прежде всего они отличаются национальными особенностями и традициями тех стран, в которых они создаются и функционируют. Поэтому не случайно известные модели рыночных экономик выделяются по принадлежности к определенной стране, их реализующей — например, немецкая, южнокорейская, турецкая, аргентинская, польская и др.

Многообразие моделей рыночной экономики и реформ, которые лежат в их основе, вызвано и степенью сочетания свободной рыночной конкуренции с государственным регулированием экономики, их социальной направленностью, приоритетом решаемых макроэкономических проблем. Наиболее сильно роль свободных рыночных регуляторов находит отражение в “американской” модели, в то время как в “японской” и “французской” моделях значительно государственное участие в организации хозяйственной деятельности. Наибольшую социальную направленность имеют “немецкая” и “шведская” модели. В моделях латиноамериканских и африканских стран, вырабатываемых при активном участии международных финансовых организаций (МВФ, Мировой банк, ЕБРР и др.), основной упор делается на стабилизацию экономики, резкое сокращение бюджетного дефицита, либерализацию цен в начальной стадии с последующими структурными преобразованиями. По такому же сценарию, но в состоянии “шока” движутся к рынку и восточноевропейские страны.

Впечатляют своими результатами модели новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии — Сингапура, Южной Кореи, Тайваня и Гонконга. В них упор сделан на замещение обращенной на решение внутренних проблем стратегии импортозамещения на ориентированную на внешний мир стратегию поощрения экспорта. Модели носят ярко выраженный рыночный характер при сохранении сильного государства, играющего ведущую роль в социальной сфере и стимулировании экспорта.

Мы не исключаем возможность использования всего позитивного, что накоплено в процессе развития других государств и применимо к условиям республики. При этом категорически неприемлемым является слепое копирование той или иной модели, даже если она и привела в определенной стране к позитивным результатам. Очевидно, что эффект от конкретных средств и методов достигается лишь в особых условиях той страны, для которой они предназначались. И напротив, там, где искусственно насаждались хоть и привлекательные, но чужеродные модели, экономические реформы неизбежно терпели крах.

Поэтому нашей принципиальной позицией является — не отвергая всего полезного, почерпнутого из мирового опыта и собственной практики, выбор собственного пути социально-экономического развития. Это закономерный результат осмысления итогов прошлых лет, критического анализа различных взглядов на построение экономического фундамента обновленного общества. Это и реальная оценка сложившейся социальной действительности. И учет стремления народа Узбекистана к общественному прогрессу, достойным условиям жизни.

Глубина назревших социально-экономических проблем, их специфический характер предполагают необходимость определения индивидуальных подходов к их решению. Того же требуют национальные особенности уклада и мусульманского образа жизни, принадлежность к восточной цивилизации. Выбор собственного пути обновления и прогресса — это сложный, исторически значимый и ответственный момент. От того, насколько верным будет сделанный выбор, зависит судьба не только ныне живущих, но и не одного поколения узбекистанцев. Этим будет определяться, как скоро республика преодолеет кризисные явления, изживет пороки тоталитарной системы, выйдет на уровень развитых цивилизованных стран.

Избранный для Узбекистана собственный путь нацелен на формирование социально ориентированной рыночной экономики, в наибольшей мере отвечающей интересам, условиям и особенностям республики. Только такой путь может гарантировать достойную жизнь народа Узбекистана, его права и свободу, обеспечить возрождение национальных традиций и культуры, духовно-нравственное развитие человека как личности.

Реализм выбора своего пути перехода к рыночной экономике основан на глубоком анализе объективно сложившейся экономической и социально-политической ситуации, всестороннем учете отличительных особенностей и условий развития республики.

Выбор Узбекистаном собственного пути экономического реформирования и поэтапного перехода к рынку требует глубокого анализа и учета специфических для этого региона характерных особенностей и условий.

Республика располагает выгодным геополитическим положением. Исторически территория современного Узбекистана была местом, где сходились древнейшие торговые пути, шел активный процесс внешних контактов и взаимного обогащения различных культур. И сегодня Узбекистан является сердцевиной Центральноазиатского региона с его автономными энергетической и водной системами, во многих вопросах служит связующим звеном между сопредельными республиками.

Самой историей предопределено, что Узбекистан находится на перекрестке узловых дорог Евразии, связывающих Запад с Востоком, Юг с Севером. Это позволяет выдвинуть в качестве долгосрочной перспективы налаживание евразийского экономического и научно-культурного моста, аналога Великого шелкового пути. У республики есть все предпосылки для превращения в своеобразный региональный центр межгосударственного транзита товаров, капитала и рабочей силы, интеграции национальных интересов в области экономики, культуры и политики.

На выбор путей и подходов в осуществлении реформ в Узбекистане определяющее влияние оказывает специфика природно-климатических условий. Республика находится в климатической зоне, благоприятной для широкого развития аграрного сектора экономики, производства особо ценных, пользующихся повышенным спросом на мировом рынке сельскохозяйственных культур и продукции животноводства.

В то же время экономика региона находится в сильной зависимости от природного фактора, резких климатических колебаний, что обусловливает особое значение развития искусственного орошения и ирригационной сети. Специфика поливного земледелия предъявляет свои требования к формированию экономических отношений на селе.

Существенное влияние на выбор путей и модели экономического реформирования оказывают сложившиеся в этом регионе в течение исторического периода традиционные азиатские формы организации труда и производства.

Одной из важнейших особенностей, определяющих необходимость выбора собственного пути социально-экономического развития, является исключительная демографическая ситуация в республике. Узбекистан относится к числу стран с высоким уровнем рождаемости и естественного прироста населения. На протяжении последних десятилетий население республики ежегодно увеличивалось в среднем на 2,5%, что предъявляет особые требования к динамике экономического роста, решению проблем занятости.

Экономика республики ощущает на себе чрезмерную демографическую нагрузку. Если по объему валового внутреннего продукта Узбекистан опережает такие страны, как Сингапур, Иордания, Объединенные Арабские Эмираты, Ирландия и другие, то в расчете на душу населения республика относится, по классификации Мирового банка, к числу стран с доходами ниже среднего уровня.

Отличие демографической ситуации и в преобладании в структуре населения детей и подростков, которые, как известно, особо нуждаются в защите со стороны государства. Если в России и Беларуси дети и подростки в возрасте до 15 лет составляют немногим более 24%, Казахстане —33,2%, то в Узбекистане —43,1%. Более половины всего населения республики — это дети, учащаяся молодежь, пенсионеры, то есть социально уязвимые слои.

Особенностью Узбекистана, как и других стран среднеазиатского региона, является высокий семейный состав населения. Средний размер семьи в республике составляет 5,5 человека, в ряде областей свыше 6 человек, в то время как в европейских странах СНГ —3,2.

Около 60% населения проживает в сельской местности и преимущественно ориентировано на занятие аграрным трудом. Жителям республики свойственна привязанность к традиционным местам проживания их предков, низкая миграция, что накладывает свой отпечаток на проблемы формирования рынка труда.

Отличительная черта республики — своеобразие ее национального состава. В этнической структуре доминирующее положение занимает коренное население. Свыше 70% населения составляют узбеки. В то же время на территории Узбекистана проживают представители более ста национальностей, имеющие свою культуру и традиции. Национально-культурное многообразие Узбекистана в тесном сочетании с ростом национального самосознания и духовного возрождения служит мощным импульсом обновления общества, его открытости и создает благоприятные условия для интеграции республики в мировое сообщество.

Выбор собственного пути перехода к рынку в определяющей мере исходит из всестороннего учета национально-исторического уклада жизни населения, образа мышления, народных традиций и обычаев. Народу Узбекистана исторически присуща общинная форма социальной самоорганизации, корнями уходящая в традиционный уклад жизни. Он проявляется не только в приоритете интересов семьи, приверженности к общинному характеру жизнедеятельности населения, бережном сохранении и укреплении института махалли, но накладывает отпечаток на всю социальную структуру общества. Чертами общины обладают и многие формы действующей системы организации производства и труда. Саму республику можно рассматривать как некую общину, как большую семью, где нельзя зажиточно и достойно жить без взаимного уважения и прочного порядка, без строгого исполнения своих обязанностей и взаимной заботы. То есть как систему неформальных социальных связей, проникнутую духом общенациональной солидарности.

Необходимо учитывать и особенность этнопсихологических стандартов, присущих национальной ментальности народа Узбекистана, которая на уровне общественного сознания проявляется в осторожном отношении людей к нововведениям, радикальным преобразованиям, приводящим к изменению системы ценностей, демонтирующим устоявшиеся нормы, правила и стереотипы их поведения.

Свой отпечаток на интересы и образ жизни накладывает традиционное стремление коренного населения поближе быть к земле, иметь приусадебное хозяйство при собственном доме. Этому образу жизни свойственны собственные нормы семейно-бытовых отношений, навыки в трудовой деятельности, свои жизненные ценности.

Всесторонне должен учитываться в ходе выработки и реализации экономических и демократических реформ исламский фактор, который накладывает отпечаток на уклад жизни, психологию, систему духовно-нравственных ценностей населения, предопределяет ориентацию внешнеполитического курса на страны, исповедующие эту религию. Религиозные и собственно народные традиции в Узбекистане настолько тесно переплетены, что отделить одно от другого трудно.

Нельзя не учитывать и то, что за последние десятилетия сформировалось определенное общественное сознание людей, со своими ценностями. С одной стороны, это проявляется в стремлении к социальному равенству, приверженности к гарантированному праву на труд, всеобщему бесплатному образованию и медицинскому обслуживанию. А с другой — в порожденных тоталитарной командно-бюрократической системой отчуждении человека от собственности и утрате чувства хозяина, сильно развита и иждивенческая психология.

Из-за неоколониальной территориальной экономической политики, проводившейся союзным центром, в республике сложилась односторонняя сырьевая направленность народного хозяйства, высокая степень ее технологической, ресурсной зависимости от других республик, а также в части поставок комплектующих изделий, товаров народного потребления. До настоящего времени Узбекистан тесно связан с другими республиками хозяйственными отношениями, которые строятся в рамках рублевой зоны.

Таким образом, нельзя говорить о той или иной модели перехода к рынку без конкретного учета указанных специфических условий, реальности того или иного региона со всеми его особенностями и характерными чертами, присущими только данному региону. При этом совершенно естественным является и отражение в собственной модели общих принципов формирования и развития рыночных отношений.

Построение в Узбекистане собственной модели перехода к рынку осуществляется не с “нулевой отметки”. На Востоке люди торговали с незапамятных времен. Поэтому имеется и свой исторический опыт развития в условиях рынка. Причем, это довольно длительный период, при котором взаимодействовали старые патриархально-феодальные отношения с нарождавшимися рыночными. Несмотря на то, что уровень зрелости тех рыночных отношений был низок, но и они оставили глубокий след и даже в жестких условиях планово-централизованной экономики не были вытравлены.

Свой путь перехода к рынку — это во многом и возрождение на качественно новой основе хозяйственных традиций и обычаев, освобождение от догматических пут и цивилизованное развитие у населения рыночного экономического мышления и психологии.

Есть все основания утверждать — у Узбекистана великое будущее. Республика обладает всем: природными богатствами, плодородными землями, мощным экономическим и научно-техническим, интеллектуальным и духовным потенциалом. А главное, на этой земле живет трудолюбивый и талантливый народ.

Узбекистан располагает достаточным потенциалом, который позволяет преодолеть тяжелое наследие прошлых лет, переломить кризис, достичь своей экономической независимости, войти в разряд развитых стран. Богатство недр ценнейшими минерально-сырьевыми ресурсами дает возможность для осуществления глубоких структурных преобразований, развития отраслей, которые обеспечат выход республики на мировой рынок. В условиях независимости земля, ее недра, другие природные ресурсы, экономический, научно-технический и интеллектуальный потенциал, созданный трудом многих поколений, стали национальным достоянием, гарантом благополучия людей и основой общественного прогресса.

В недрах Узбекистана накоплены огромные уникальные и еще не вовлеченные в общественное производство запасы минерально-сырьевых ресурсов. К настоящему времени в республике выявлено 95 видов минерального сырья, сосредоточенных в 700 месторождениях. Практически представлена вся таблица Менделеева. Действует 370 горных промыслов с объемом добычи более 200 млн. тонн минерального сырья в год.

Важное значение для развития экономики Узбекистана имеет то, что республика располагает значительными природными энергоресурсами — запасами газа, нефти, гидроэнергоресурсов и угля. На долю Узбекистана приходится почти 74% запасов газового конденсата всего Центральноазиатского региона, 31% нефти, 40% природного газа и 55% угля.

Разведанные запасы природного газа составляют около 2 триллионов куб. м., угля — свыше 2 млрд. тонн, нефти —350 млн. тонн. По добыче природного газа республика занимает третье место среди республик бывшего Союза и входит в десятку крупнейших газодобывающих стран мира.

Природный газ является не только основным энергетическим ресурсом, но и ценным сырьем для производства минеральных удобрений, синтетических волокон и нитей, полипропилена, полистирола и другой продукции как для нужд республики, так и для экспортных поставок.

В республике сосредоточен также значительный потенциал гидроэнергетических ресурсов. На Узбекистан приходится 14% потенциальных и технически возможных к использованию гидроэнергетических ресурсов Средней Азии, а фактически используемых —21% из них. При этом гидроэнергетический потенциал еще недостаточно задействован.

Топливно-энергетический комплекс Узбекистана обеспечивает не только собственную постоянно растущую потребность в энергетических ресурсах, но и длительное время является поставщиком природного газа в другие регионы.

Открытые за последние два года запасы нефти (Мингбулакское и Кокдумалакское месторождения) и газа позволяют не только обеспечить в перспективе собственные потребности, но и значительно расширить экспорт энергоносителей.

Комплексный характер многих видов полезных ископаемых, хорошие горно-геологические условия залегания, их высокая территориальная концентрация создают условия для эффективного их освоения, развития целого ряда конкурентоспособных на мировом рынке горнодобывающих подотраслей промышленности.

Узбекистан выделяется по запасам и добыче драгоценных и редкоземельных металлов— золота высочайшей пробы, серебра, урана и др. В республике выявлены 30 месторождений золота, совокупные запасы которых превышают четыре тысячи тонн.

По общему объему производства золота республика занимает второе место среди стран СНГ, восьмое — в мире, и пятое — по его производству на душу населения. Качество узбекского золота соответствует высшим мировым стандартам, и за последние два года оно было трижды удостоено международных призов.

Значительными являются и запасы цветных и других стратегически важных редких металлов — меди, молибдена, свинца, цинка, вольфрама, лития и др.

К числу наиболее ценного неметаллургического сырья, которым обладает республика, следует отнести каолин, плавиковый и полевой шпат, кварцевые стекольные и кварц-полевошпатовые пески, бентонитовые глины, фосфориты, а также другие ископаемые, служащие исходным продуктом для производства пользующихся огромным спросом минеральных удобрений, фарфоро-фаянсовых изделий и другой конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынке продукции. Многие из месторождений представляют собой уникальные природные объекты и являются крупнейшими во всем Евроазиатском регионе. Запасы бокситов, фосфоритов, различного вида солей могут обеспечить ожидаемую потребность республики в них на многие годы за пределами текущего столетия.

Значительным потенциалом являются и вторичные минеральные ресурсы — отвалы горнорудных месторождений и отходы металлургических обогатительных производств, а также запасы забалансовых руд и вскрышные породы.

Производимые в республике виды ресурсов, в первую очередь металлы, относятся к разряду остродефицитных и поэтому всегда пользуются повышенным спросом на мировом рынке.

Узбекистан обладает мощным сельскохозяйственным потенциалом. Республика — основной производитель и поставщик важнейшего стратегического продукта, обладающего огромным экспортным потенциалом,— хлопка и продукции из него. Если вся Центральная Азия производит около 2 млн. тонн хлопка-волокна, то 1,5 млн. тонн — это узбекистанское волокно. Узбекистан занимает пятое место в мире по производству хлопка-волокна и второе — по его экспорту.

Республика была и остается в межрегиональном разделении труда основным поставщиком овощей, фруктов и винограда, многие из которых уникальны по своим вкусовым качествам. Сегодня в Узбекистане производится до 5 млн. тонн плодоовощной продукции, что значительно превышает потребности республиканского рынка.

Широко известны за пределами республики и пользуются большим спросом многие виды животноводческой продукции — коконы шелкопряда, шерсть, каракулевые смушки и изделия из них.

Созданный трудом многих поколений производственный потенциал является надежной экономической основой для дальнейшего эффективного развития республики. Сложившиеся строительная база, мощности строительной индустрии и накопленный опыт в состоянии при наличии инвестиционных ресурсов осуществить намеченные структурные преобразования.

В республике созданы и действуют мощные и в ряде случаев уникальные промышленные предприятия, представляющие практически все отрасли индустрии — от тяжелой промышленности, машиностроения, авиационной и автомобилестроительной до отраслей легкой промышленности и промпереработки сельскохозяйственной продукции, наукоемких производств. Две трети машиностроительной продукции Средней Азии вырабатывается в Узбекистане. Республика является единственным в Средней Азии производителем черных металлов и проката, самолетов, моторов, хлопкоуборочных машин и другой сельскохозяйственной техники, кабельной продукции, экскаваторов, подъемных кранов и лифтов, капролактама, оборудования для текстильной и хлопкоочистительной промышленности, прядильных машин и других изделий.

Узбекистан располагает прекрасными потенциальными возможностями для развития индустрии туризма. Всему миру известны такие исторические города-памятники, как Самарканд, Бухара, Хива, Шахрисабз, Коканд. На территории республики расположено свыше 4 тысяч памятников архитектуры, многие из которых находятся под охраной ЮНЕСКО. Рекреационные ресурсы Узбекистана позволяют организовывать различные виды туристических маршрутов и принимать туристов круглогодично.

В экономической жизни Узбекистана ключевая роль принадлежит транспорту и системе коммуникационной связи. В республике сформирована разветвленная транспортная система, обеспечивающая внутренние и внешние перевозки грузов и пассажиров, экономические связи со странами ближнего и дальнего зарубежья.

Получили развитие все виды транспорта. Сегодня протяженность железных дорог равна 6,7 тыс. км. Густота железнодорожной сети Узбекистана наиболее насыщенная в Центральной Азии. В перевозке грузов и пассажиров значительную роль играет автомобильный транспорт. Построено и эксплуатируется свыше 80 тыс. км автомобильных дорог, причем 86%— с твердым покрытием. Практически все населенные пункты, даже в отдаленных кишлаках имеют дороги с твердым покрытием.

В настоящее время прямыми авиалиниями Узбекистан связан со всеми крупными городами республик бывшего Союза и многими странами мира — Германией, Великобританией, Швейцарией, Индией, Турцией, Саудовской Аравией, Израилем, Афганистаном, Малайзией, Таиландом и другими государствами.

В то же время Узбекистан не имеет прямого выхода к морским портам и большинство грузов поставляется по межгосударственным торгово-экономическим связям транзитным путем, что выдвигает проблему участия республики в наведении транснациональных коммуникаций в разряд приоритетных.

Подлинное богатство Узбекистана — это его гостеприимный, трудолюбивый народ. Республика является регионом с высоким уровнем обеспеченности трудовыми ресурсами. На ее долю приходится около 40% всех трудовых ресурсов Центральной Азии. Анализ возрастной структуры трудоспособного населения показывает, что на рубеже ХXI века она будет преимущественно состоять из возрастных групп (30—49 лет), которые отличает высокая трудовая активность. Характерной особенностью трудового потенциала является его высокий образовательный уровень. Каждый четвертый занятый в народном хозяйстве имеет высшее или среднее специальное образование.

Узбекистан является обладателем сильного научного потенциала, особенно в области аграрной, естественных и точных наук. Широко известны за пределами республики исследования ученых Узбекистана в области истории, математики, физики, гелиоматериаловедения, теории сейсмичности и сейсмостойкости сооружений, химии растительных веществ и др.

Имеющийся огромный ресурсный, интеллектуальный и производственный потенциал в совокупности с государственной независимостью создает реальные предпосылки и возможность осуществить в республике радикальные реформы по модернизации экономики, переводу ее на путь цивилизованного развития.

В республике разработана взвешенная собственная концепция перехода в качественно новое состояние. Выбранный путь развития базируется на конституционной основе и неизменен, так как сама жизнь подтверждает правильность избранного курса. Это именно тот путь, который непременно приведет Узбекистан к национально-государственному, социально-экономическому и духовному совершенству.

Стержнем всей программы государственного строительства и реформирования экономики Узбекистана являются пять ключевых принципов. Суть их сводится к следующему.

Во-первых, экономические реформы никогда не должны быть в “фарватере” политики, быть подчинены какой-либо идеологии. Это означает — экономика должна иметь приоритет над политикой. Необходимо обеспечить деидеологизацию как внутренних, так и внешних экономических отношений;

во-вторых, главным реформатором должно выступать государство, которое обязано определять приоритеты, вырабатывать и последовательно осуществлять политику преобразований, устранять сопротивление ретроградов и консерваторов;

в-третьих, верховенство закона, законопослушание. Это означает, что принятые демократическим путем новая Конституция и законы обязаны уважать и неукоснительно соблюдать все без исключения;

в-четвертых, реализация сильной социальной политики с учетом демографической структуры населения. Внедрение рыночных отношений должно сопровождаться проведением действенных упреждающих мер по социальной защите населения. Это было и впредь останется самой неотложной задачей на пути к рыночной экономике;

в-пятых, переход к рыночной экономике должен быть осуществлен продуманно и поэтапно, с учетом требований объективных экономических законов, без прошлых “революционных скачков”, то есть эволюционным путем.

Эти принципы и положены в основу собственного пути обновления, развития и прогресса, образуют несущие конструкции концепции переходного периода. Сегодня реализация этих принципов обеспечивает общественно-политическую стабильность в республике, а главное — последовательное движение к внедрению рыночных отношений. 

  1. ПОЭТАПНЫЙ ПЕРЕХОД К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ — СТЕРЖЕНЬ СОБСТВЕННОЙ МОДЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ

Социально ориентированная рыночная экономика, как видно из ее характеристики, не может зародиться в недрах тоталитарной системы, поскольку они не имеют генетической общности. В этом и состоит отличительная особенность перехода постсоциалистических стран к рынку, сложность данного процесса. В мире подобных аналогов нет. Этот исторический этап каждая страна должна пройти только ей присущим путем, обретя свой собственный опыт.

Централизованная плановая и рыночная экономики — это две целостные, внутренне логичные и потому совершенно несовместимые хозяйственные системы. В силу этого невозможно сразу трансформировать плановую экономику в рыночную. Переход от централизованного планирования и административно-командного стиля управления к рыночной экономике — это не модернизация или совершенствование существующего механизма хозяйствования, а создание принципиально нового. Это переход от одного качественного состояния к другому. Это совершенно новая для людей философия жизни. В силу этого он не может быть осуществлен в виде единовременного акта, а предполагает достаточно длительный период, включающий в себя ряд последовательных этапов.

Безусловно важно, чтобы переход от одной системы к другой был по возможности плавным, эволюционным. Экономические реформы должны постепенно, шаг за шагом продвигать страну к поставленной цели, формировать отдельные элементы и в целом всю систему рыночных отношений.

Создание рыночной экономики не может быть достигнуто при помощи одних только указов или распоряжений. Она является результатом длительного исторического развития, предполагающего формирование не только соответствующей инфраструктуры и правовой базы, но и глубокие изменения в системе ценностей, мотивации хозяйственного поведения и деловых отношений.

Для перехода к рынку недостаточно принять законы, провозгласить равноправие всех форм собственности. Нужны реальные механизмы, обеспечивающие их проведение в жизнь. Эти механизмы включаются не сразу, они отрабатываются, налаживаются постепенно. Переход от одной социально-экономической формации к другой не может происходить псевдореволюционными скачками. Любые революционные решения оборачиваются огромными социальными потрясениями.

Свидетельством тому может служить движение к рынку по восточноевропейскому сценарию, по которому, следуя советам Международного валютного фонда, весь упор был сделан на быстрейшую либерализацию цен, на достижение финансово-денежной стабильности посредством рестриктивных мер налоговой, кредитной и валютной политики. Проведение “шоковой терапии” монетаристскими методами преследовало цель разом вырвать экономику из тоталитарной системы, превратить монетаристские методы в своеобразный катализатор развития рыночных отношений.

Однако слишком велика была социальная цена такого “шокового” подхода. Осуществление экономических реформ в Югославии (план А. Марковича) обернулось не только резким ухудшением основных экономических показателей (в 1991 г. промышленность сократилась на 20%, а капитальные вложения — на 17%), но и распадом федерации, возникновением межэтнических конфликтов. В Чехо-Cловакии “шоковый” вариант реформ (план В. Клауса) также привел к спаду производства и замораживанию инвестиционной активности, разъединению страны.

В Румынии и Болгарии “шокотерапия” привела к росту инфляции, внешнеэкономической и внутренней задолженности, безработицы, резкому спаду производства. В Польше, которая наиболее последовательно проводила “шоковую терапию” (план Л. Бальцеровича) при активной поддержке со стороны западных стран и международных финансовых организаций, при том, что в структуре экономики значительна была доля частного сектора, особенно в сельском хозяйстве, этот путь также вызвал гиперинфляцию и фактически привел к деиндустриализации страны, огромному внешнему долгу.

Реально сложившаяся экономическая ситуация в Узбекистане, низкий уровень жизни подавляющего числа семей делают неприемлемым для республики путь “шоковой терапии” при переходе к рынку. На практике он оборачивается для населения “шоком без терапии”, т. е. быстрым распадом всех сложившихся структур, норм, связей, иначе говоря, полным разрушением.

Учитывая психологию населения республики, которая наиболее точно выражена в народной мудрости: “Не разрушай старый дом, не построив нового, можешь оказаться без крова”, в основу собственной модели перехода к рынку заложен поэтапный, эволюционный путь. Не великими скачками, не путем революционных преобразований надо двигаться к рыночной экономике, а последовательно — от этапа к этапу. В этом отличительная особенность узбекистанского пути перехода к рынку. Завершив один этап, создав необходимые предпосылки, только тогда переходить к новому. При этом на каждом этапе формируются свои приоритеты, вырабатывается свой механизм их обеспечения. Продолжительность каждого этапа зависит от круга проблем, которые надлежит решить, от того, насколько благоприятными будут внешние факторы, от трудовой активности самого населения.

Необходимо время, чтобы изменить организационную, экономическую, финансово-кредитную системы, создать соответствующую правовую базу, рыночную инфраструктуру, подготовить кадры. Надо учитывать и фактор технологического времени, требуемого для подготовки и переоснащения производства. Наконец, необходимо время для преобразования устоявшихся представлений и норм, пока не вступят в силу законы, основанные на сбалансированности спроса и предложения.

Чрезвычайно важно изменить мышление людей, переломить устоявшиеся стереотипы. Подготавливая мышление на каждом этапе, реально, делом убеждая людей в преимуществах новой системы, можно прийти к тому, что в других странах строилось столетиями.

Без создания необходимых условий, без психологической подготовки людей к серьезным переменам в условиях их жизнедеятельности, форсированное, искусственное навязывание атрибутов рыночных отношений может не только не дать ожидаемых результатов, но и скомпрометировать саму идею построения рыночной экономики.

В то же время промедление в осуществлении экономических реформ, запаздывание с принятием назревших решений может только усугубить сложное положение в экономике и социальной сфере.

Рынок станет реальностью тогда, когда сформируется его психология, мировоззрение, и люди начнут действовать сообразно этому. Поэтому главная задача заключается в том, чтобы без социальных потрясений, обнищания людей подойти к новой ступени социально-экономического развития.

  1. УЗБЕКИСТАН — СОБСТВЕННАЯ МОДЕЛЬ ПЕРЕХОДА НА РЫНОЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Последнее десятилетие XX века войдет в мировую историю как период глубоких качественных сдвигов в общественном мировоззрении, в геополитической структуре мирового сообщества. Весь мир вступил в новую эру. Ее отличительными чертами являются, с одной стороны, усиление интеграционных процессов и сотрудничества между государствами и народами, образование единых политических и экономических пространств, переход на единые международные нормы, правила и стандарты. С другой — это крушение социалистического лагеря, ликвидация тоталитарных режимов, образование на месте унитарных систем самостоятельных молодых суверенных государств. В фазе активного реформирования находится одна шестая часть земного шара. Это свидетельство того, что проблемы государственного обустройства и социально-экономического реформирования вновь образованных суверенных государств переросли рамки чисто региональных и по праву являются общемировыми.

Выдвинутые действительностью в постсоциалистических и других странах новые явления, отношения и процессы уже не вписываются в традиционные понятия. Качественно иной смысл приобретают такие понятия, как собственность, производственные отношения, факторы производства и экономического роста, рыночные и плановые механизмы регулирования, социально-экономическая роль государства, социальная ориентация и др.

Фактически стерлись грани между ортодоксальными понятиями “капиталистический” и “социалистический”. Искусственное их разграничение служит лишь препоной общественному прогрессу в стране, вставшей на путь самостоятельного развития, интеграции в мировое сообщество.

Назрела необходимость формирования нового типа и стиля мышления, свободных от идеологических догм, раскрывающих многообразие форм и путей перехода каждой страны в отдельности и всей мировой цивилизации к качественно новому состоянию. Сегодня стало очевидным, что в мире нет универсальных, могущих быть рекомендованными для любой страны, моделей общественного и социально-экономического развития. Общепризнанно многообразие форм и способов общественного прогресса, опирающихся на исторические традиции, уникальность и самобытность различных культур и цивилизаций.

Весь опыт, приобретенный в условиях тоталитарной системы, свидетельствует, что политика и хозяйственная практика, игнорирующие конкретные исторические, социально-экономические, национально-психологические, демографические, природно-климатические и другие условия, объективные различия регионов, обречены на провал. Ярким доказательством тому служит развал СССР, крах исторического эксперимента социалистического метода хозяйствования, проповедующего административно-командный стиль управления и основанного на директивном планировании и централизованном, волюнтаристском распределении ресурсов.

В период, когда разрушается тоталитарная система, важное значение имеет обоснование принципиальных подходов и позиций по экономическому строительству и демократическим преобразованиям в суверенных государствах, созданных на базе бывших союзных республик. Провозглашение ими акта независимости означает, что каждая суверенная республика намерена проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, отвечающую их интересам.

Реальность и в том, что сегодня в каждой республике активно ведется поиск решения проблем стабилизации и реформирования экономики, вырабатываются свои программные подходы. Изучение этих программ свидетельствует, что все они, будучи ориентированными на построение рыночной экономики, существенно различаются между собой по методам, этапности и срокам осуществления реформ. Предусматриваемые в них меры в определенной степени затрагивают и интересы Узбекистана, поскольку еще действуют сложившиеся между республиками экономические связи.

В этих условиях огромное значение имеет выбор собственного пути и модели социально-экономического развития. Они должны опираться на многовековой опыт развитых стран, экономика которых базируется на рыночных отношениях, а также на всесторонний учет национального, исторического наследия, уклада жизни, традиций и менталитета народа Узбекистана.

Мировой опыт предоставляет возможность изучить различные по масштабам и срокам осуществления модели рыночных преобразований — от консервативных до радикальных, от эволюционных в своем развитии до форсированных в виде “шоковой терапии”. Но этот же опыт свидетельствует, что там, где пытаются слепо копировать известные модели, как правило, реформы обрекаются на неуспех. Объясняется это тем, что в природе не существует двух схожих индивидуумов, не говоря уже о государствах. При копировании не только игнорируются специфические условия страны, но и не берется в расчет имеющийся потенциал, сложившиеся многолетние экономические и духовные связи с ближними и дальними партнерами.

Сама жизнь требует обновленных подходов к проведению экономических реформ в республике, исходя из качественно новых задач и условий, практического опыта, ориентируясь преимущественно на собственные силы. Необходима принципиально новая, собственная модель построения социально ориентированной рыночной экономики, которая учитывала бы отличительные особенности республики, максимально отвечала прошлому, настоящему и будущему развития Узбекистана. Накопленный опыт, научный анализ и разум говорят о том, что в наибольшей степени этим задачам отвечает построение общества, базирующегося на рыночных отношениях.

Концептуальные положения становления Узбекистана как демократического правового государства, принципы перехода республики на рыночные отношения, формирования внутренней и внешней политики, основные приоритеты и направления осуществления экономических реформ изложены в книге “Узбекистан — свой путь обновления и прогресса”, развиты и конкретизированы

Собственная целостная модель перехода к рыночным отношениям представляет собой синтез трех составляющих:

— сущностной характеристики национальной модели социально ориентированной рыночной экономики;

— ведущих принципов перехода от жестко централизованной командно-административной системы к рыночному механизму хозяйствования;

— конкретных направлений осуществления экономических реформ, преодоления кризиса, обеспечения стабилизации и устойчивого социально-экономического развития.

Последовательная реализация собственной модели перехода к рыночным отношениям создаст прочную материальную базу для демократических преобразований, вывода республики в разряд развитых стран, упрочения ее международного авторитета. Только отталкиваясь от экономического уклада жизни — можно создать адекватное государственное устройство и сильную политическую структуру.